Array ( [childs] => Array ( [49] => Array ( [category_id] => 49 [title] => Праздники [sort_order] => 0 [href] => /events/prazdniki ) [50] => Array ( [category_id] => 50 [title] => Концерты [sort_order] => 0 [href] => /events/koncerty ) [51] => Array ( [category_id] => 51 [title] => Интервью [sort_order] => 0 [href] => /events/intervyu ) [52] => Array ( [category_id] => 52 [title] => Кинообзоры [sort_order] => 0 [href] => /events/kinoobzory ) [53] => Array ( [category_id] => 53 [title] => Разное [sort_order] => 0 [href] => /events/raznoe ) [34] => Array ( [category_id] => 34 [title] => Фестивали и шоу [sort_order] => 1 [href] => /events/festivali-i-shou ) [48] => Array ( [category_id] => 48 [title] => Театры [sort_order] => 2 [href] => /events/teatry ) [39] => Array ( [category_id] => 39 [title] => Спортивные [sort_order] => 16 [href] => /events/sportivnye ) [15] => Array ( [category_id] => 15 [title] => Выставки и музеи [sort_order] => 21 [href] => /events/vystavki-i-muzei ) ) [category_id] => 41 [parent_id] => 0 [title] => События [sort_order] => 24 [href] => /events )
Интервью 3 апреля 2018

Новый Иерусалим: тайна патриарха Никона

Патриарх Никон
С именем патриарха Никона, основавшего в Подмосковье Ново- Иерусалимский монастырь, связано множество фактов, легенд и домыслов – острых и противоречивых. Церковный и государственный деятель, живший больше трех столетий назад, до сих пор остается одной из самых значимых фигур в истории России. Даже сейчас патриарх Никон непостижимым образом продолжает влиять на события современности. В чем загадка этого незаурядного человека? Своими мыслями с проектом «Вокруг Москвы» поделился Сергей Михайлович Завьялов – историк, исследователь, ученый секретарь музея «Новый Иерусалим».

– Новый Иерусалим и патриарх Никон – интереснейшее, загадочное явление. Полной ясности в том, к чему на самом деле стремился этот священнослужитель, до сих пор нет, хотя везде тиражируется, что Новый Иерусалим не что иное, как воплощение концепции «Москва – Третий Рим». У меня же есть совсем другое представление о замысле патриарха Никона. Горделивая концепция «Москва – Третий Рим» была разбита событиями Смутного времени начала XVII века. Россия тогда пережила иностранную интервенцию, страшнейшее разорение, национальную катастрофу. Ново-Иерусалимский монастырь был основан в 1656-м году, спустя всего четыре десятилетия после роковых событий, когда в памяти народа все было еще живо, раны еще кровоточили… Если мы до сих пор помним о том, какой болью и страданием была Великая Отечественная война, то в ту пору все было гораздо ближе и ощутимей. Но, вместе с тем, к середине XVII века наша страна оправилась, встала на ноги, стала сильней, и возникла потребность в новой геополитической ориентации России в мире. Потребовалась иная концепция, и ее нашел патриарх Никон. Не Москва и не Рим, а именно Новый Иерусалим – такой была его идея. Почему именно здесь, под Москвой, а не в другом месте? Я бы не стал утверждать, что патриарх начал свое дело, разглядев здесь копию Палестины.

– На ваш взгляд, это не так?

– Конечно, нет. Я беседовал с одним ученым-географом Московского государственного университета, который выступил против такого представления. Российская, русская равнина и горная ближневосточная страна! Нужно иметь очень сильное воображение, чтобы найти между ними сходство. Еще более немыслимо, когда говорят, что место возведения монастыря в Новом Иерусалиме предуготовлено Богом – это уже вообще за пределами рационального. Такой точки зрения я не разделяю. Патриарх Никон, на мой взгляд, руководствовался совсем иным – идеей движения от разрушения к созиданию, от Смуты – к империи. В этом патриарх Никон и его Новый Иерусалим сыграли огромную роль.

Новый Иерусалим

– Откуда в простом крестьянском сыне Никите Минине, принявшем постриг и ставшем священником Никоном, такие амбиции?

– Никон прошел тот путь, который в истории русской церкви проходили многие подвижники. Здесь и любознательность, и сильнейшая тяга к знаниям. Судьба Никона при этом не баловала – он рано осиротел, пережил крушение в своей семейной жизни, похоронил детей, а потом отправился учиться на север. Обретя опыт основания монастырей, Никон стал митрополитом самой западной, Новгородской митрополии России – там, где внешнеполитические аспекты проявились сильнее всего. Все это выковало его убеждения, стремления, характер. В биографии патриарха Никона я нашел упоминание о том, что прежде чем начать возводить Новый Иерусалим, он затеял перепись Звенигородского уезда. Я уже говорил, что эта территория подверглась страшному опустошению в Смутное время, и он ставит монастырь именно здесь – как точку притяжения и роста.

– То есть монастырь стал средоточием новой жизни?

– Да. Монастырь ведь был не только православной обителью, но и хозяйственной единицей. Патриарху Никону пришлось тяжело – ему нужно было привлечь в Новый Иерусалим не только монахов, но и крестьян, причем среди этого трудового люда было довольного много иноземцев – например, белорусов и даже поляков, которых он свозил, заманивал, перекрещивал, и они становились православными. В 1665 году к патриарху приехал будущий друг Петра I, голландец Николаас Витсен, и Никон его принял – он уважал иностранцев как носителей знания. Он даже сажал со своим гостем голландские розы, спрашивая Витсена: «Так ли в вашей стране красиво, как здесь, у нас?». Это значит, что патриарх Никон был не только стратегом – он оценивал и красоту округи. Река Истра, заливные луга, удобное место для жизни – в Новом Иерусалиме нет ничего не продуманного. Академик Алексей Викторович Щусев, который после Великой Отечественной войны занимался проектом восстановления Ново-Иерусалимского монастыря и города Истры, назвал это место «нашим северным Сочи». Только там – море, а у нас – красивая долина и монастырь, с его нарядными формами XVII века. Если посмотреть, как в наши дни в Подмосковье растут коттеджные поселки, то рижское (наше) направление – одно из самых популярных: все это – благодаря здоровой местности.

Новый Иерусалим: вид сверху

– Но только ли в этом – основа выбора патриарха Никона?

– Разумеется, нет. Возрождение разоренной земли, хозяйство, которое надо поднимать и восстанавливать – только один аспект. Давайте припомним, кто нам угрожал в начале XVII века?

- Поляки.

– Да, поляки. Мощнейшее католическое движение. Что у нас было с храмом Гроба Господня – там, в Палестине? Он находился под властью иноверцев. В том-то и скрыта специфика мировоззрения патриарха Никона. С одной стороны (на это обратил внимание А.В. Щусев и его команда), он максимально точно воспроизводит план храма Гроба Господня. А с другой, не берет за основу тот вид святыни, который сложился к середине XVII века. Патриарх Никон воспроизводит первообраз и убирает латинские наслоения на храме Гроба Господня. В русском монастыре, на каменных досках, появляется надпись «тамо» – «зде». Противопоставление. У них – и у нас. К сожалению, потом все это трансформировалось в противоположное значение. Изначальное неприятие католичества, желание сберечь здесь центр православия превратилось в «зде» – как «тамо»: подмосковный монастырь стал восприниматься как копия иерусалимского храма.

– Сергей Михайлович, говоря о патриархе Никоне, невозможно не вспомнить о его церковной реформе. Почему он решил приблизить современное ему православие к греческой первооснове?

– Здесь нужно учесть мировоззренческую особенность патриарха Никона. Он не был реформатором в сегодняшнем понимании этого слова. Реформаторы стремятся плохое старое заменить хорошим новым. Никон же это хорошее искал в прошлом. Старался уйти в корни. Стремился вернуться к истокам, свободным от латинского влияния. Он воспроизводил православную суть храма Гроба Господня. Вел борьбу с католичеством в самых разных проявлениях и одновременно внушал пастве, что нельзя замыкаться только на своих обычаях, какими бы древними они ни были – нужно считаться с обстановкой, которая сложилась в мире. Он понимал, что жить по-старому нельзя, но далеко не все современники были с ним согласны.

Казнь староверов

– И это несогласие привело к трагедии: во время патриаршества Никона и царствования Алексея Михайловича с его странным прозвищем Тишайший разгулялась наша русская инквизиция: старообрядцев сжигали в срубах, топили, и они вынуждены были спасаться бегством. Кто все это устроил?

– Для патриарха Никона обрядовая сторона была важной, но вторичной – куда значимее было уйти от того, что привело к разорению и Смутному времени. Что касается расправ над староверами – увы, средневековье – вообще жестокое время. А когда идет неподчинение каким-то государственным решениям, это усиливается. Староверы же, которых тогда считали чуть ли не еретиками, готовы были расстаться с жизнью из-за веры, которую считали правильной. Вот и случилось то, что случилось. А потом царь Алексей Михайлович, поначалу почитавший Никона, отправил его в изгнание…

– Вероятно, ему не нужен был конкурент, а он видел в патриархе Никоне своего конкурента. Личность с большим авторитетом.

– В некотором смысле я с вами соглашусь, но на определенном этапе у царя и патриарха были отношения, для которых существует прекрасное, принадлежащее патриарху Никону, определение – соработничество. Я рад, что это слово сегодня присутствует и в лексиконе патриарха Кирилла, и в речах президента России. Соработничество возникло в те дни, когда Алексей Михайлович и Никон был еще вместе, и оно дало блестящие результаты. Но то, что происходило в те годы, гораздо шире взаимосвязи правителя и священника. Давайте посмотрим, в каком направлении возводил патриарх Никон свои монастыри – ведь Новый Иерусалим был не единственным. Что скажете?

– В западном?

– Подсказка: протопоп Аввакум, который вначале был с патриархом Никоном заодно, считал его реформы злом и называл своего бывшего единомышленника «антихристом с севера». Вот нам и важен этот северный вектор. Здесь надо упомянуть Немецкую слободу в Москве. Мы помним, что этот округ иноземцев появился еще при Василии III, но Новая Немецкая слобода возникла в столице по царском указу в октябре 1652 года, и нет никакого сомнения в том, что идея принадлежала патриарху Никону. В Новой Немецкой слободе не давали права поселиться католикам – по крайней мере, в первое время. А Немецкая слобода – не что иное, как университет для будущего императора Петра I. Получается такая последовательность: Немецкая слобода – Новый Иерусалим и Иверский монастырь. Не хватает только одного звена.

– Какого?

– Санкт-Петербурга.

– Невероятно!

– Но это именно так. О ново-иерусалимских корнях Санкт-Петербурга я говорил во время своего выступления на Конгрессе петровских городов. Это очень интересная тема! Чаще всего Петра Первого упрекают в том, что он упразднил патриаршество, в церкви его как бы не любят, но Петр I и Ново-Иерусалимский монастырь связаны неразрывно. Царевичем Петр был на похоронах патриарха Никона, царем дал Новому Иерусалиму исключительные права, «не в пример другим монастырям». Когда Петр Первый стал строить Санкт-Петербург, он основал Александро-Невский монастырь и приписал к нему Иверский и Новоиерусалимский монастыри со всеми их землями, монахами, крестьянами и мастерами. Более того, Петр Алексеевич перевез в Санкт-Петербург колокол из Иверского монастыря – с поясным изображением патриарха Никона. Этот колокол стал аудиальным символом и Санкт-Петербурга, и всей России. На его звон шли все государственные процессии в северной столице. Но это еще не все!

– Похоже, открытиям не будет конца.

– Петр I в основание будущей имперской столицы положил мощи Андрея Первозванного. Он называет он город именем первоверховного апостола Петра – логически завершив апостольскую тему патриарха Никона, начатую им новым иконостасом Успенского собора в Москве и иконостасом Воскресенского собора в Новом Иерусалиме. Более того, по признанию самого Петра Алексеевича, он последовал примеру патриарха Никона, который доставил из Соловецкого монастыря в Москву мощи митрополита Филиппа: Петр Первый привозит в Санкт-Петербург мощи Александра Невского. Но на этом история не заканчивается, связь Петербурга и Нового Иерусалима сохраняется. Императрица Елизавета Петровна восстанавливает монастырь вместе с блестящими кавалерами ордена Андрея Первозванного, учрежденного ее царственным отцом, а после нее должное Ново-Иерусалимскому монастырю отдавали почти все российские цари, вплоть до Николая II. Новый Иерусалим – это Санкт-Петербургский императорский анклав в Подмосковье. А кто поддержал и восстановил Ново-Иерусалимский монастырь в наши дни? Петербуржцы! Путин, Медведев, Зубков, патриарх Алексий, патриарх Кирилл. Связь не обрывается.

Петербуржцы в Новом Иерусалиме

– Сергей Михайлович, мне хотелось бы спросить вас о посмертной судьбе основателя Ново-Иерусалимского монастыря, его таинственном исчезновении. Что случилось с гробницей патриарха Никона?

– Этим вопросом занималась Галина Митрофановна Зеленская, бывший заместитель директора по научной работе в музее «Новый Иерусалим». К сожалению, мощей патриарха Никона в монастыре нет – остался только саркофаг. История его тоже загадочная и интересная. Мы с геологом, профессором МГУ А.С. Алексеевым и реставратором Ириной Леушиной исследовали этот саркофаг вместе. Он оказался алебастровым, вырубленным из цельного куска. В Московской области месторождений алебастра нет – возможно, этот саркофаг был доставлен из района Холмогор. И не случайно. Дело в том, что алебастр – материал, очень быстро уничтожающий плоть. Если тело умершего человека положить в алебастровый саркофаг, то от него вскоре останутся лишь чистые кости. У меня была идея, к сожалению, не реализованная. Раз алебастр, с его пористой структурой, поглощает плоть, то должен оставаться след. Мне хотелось попросить московских специалистов Курчатовского института ядерной физики попробовать изучить этот след с помощью новейших методов (помните Туринскую плащаницу?) и попробовать узнать, как выглядел патриарх Никон. Но, увы, эта идея осталась не реализованной.

Гробница патриарха Никона

– Жаль, ведь иного шанса нет – вместо мощей патриарха Никона в его гробу обнаружили мусор. Откуда такая жестокость к умершему монаху?

– Это – последствие революции 1917 года, проявление совсем иного, не православного мировоззрения. Большевики действовали расчетливо, и православная церковь понесла огромные потери, но это послужило началом ее возрождения – уже в наше время. Может быть, еще случится чудо, и мощи патриарха Никона найдутся.

– А какой, на ваш взгляд, будет судьба его детища, Ново-Иерусалимского монастыря, в двадцать первом веке?

– Знаете, эта линия, на самом деле, идет не по правилам. Новый Иерусалим должен был бы исчезнуть, выполнив свою миссию – после того, как он дал жизнь Санкт-Петербургу. К 1917-м году Новый Иерусалим решением священного синода был выбран местом покоя престарелых епископов. Он едва не стал богадельней. В 1918-м году и вовсе был закрыт. У нас есть одно представление: если что-то возникло, то оно обязано жить вечно. В природе это не так. Транслировал ген, а дальше ты становишься не очень-то и нужным. Но это в природе. В культуре и обществе все может быть по-другому. Поэтому в наши дни Новый Иерусалим возрождается – уже не только как православный центр паломничества, но и как туристическая Мекка. Это и в самом деле интереснейший маршрут. Еще Николай II хотел проложить между Москвой и Новым Иерусалимом трамвайные пути, и этот проект можно реализовать даже сейчас – план сохранился. Еще стоит восстановить никоновский колокол, уничтоженный в Ленинграде после революции, продумать экскурсии с тематическим наполнением «От Смуты – к Империи», «Романовы и Новый Иерусалим». Есть и шанс возродить иностранный туризм – хотя бы потому, что во время чемпионата мира по футболу в музее «Новый Иерусалим» будет работать медиа-центр французской сборной – это уникальный случай.

Туристы и паломники в Новом Иерусалиме

В прежние времена любой приехавший в Москву иностранец считал своим долгом посетить Новый Иерусалим. Мы видим сегодня, сколько иностранных туристов приезжает в Троице-Сергиеву лавру, а значит, логично пригласить их и сюда. Я мечтаю о таком проекте, который объединил бы Москву, Сергиев Посад, Санкт-Петербург и Новый Иерусалим – святую Русь и новую императорскую Россию. Время патриарха Никона – вообще потрясающая тема. Она затрагивает такие глубины русской истории и русской души, что к ней невозможно не возвращаться. Я уверен, что о патриархе Никоне будет еще написано и сказано немало – этот интерес не исчезнет, пока жива Россия.

Беседовала Вера Круглова.

Фото: Сергей Челенков, ria.ru, kreva.ru

Галерея: фото постоянной экспозиции

"Новый Иерусалим - памятник истории и культуры XVII – XX веков"

Музейно-выставочного комплекса "Новый Иерусалим".

 

комментарии

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!