Array ( [childs] => Array ( [54] => Array ( [category_id] => 54 [title] => ЖКХ [sort_order] => 0 [href] => /society/zhkkh ) [55] => Array ( [category_id] => 55 [title] => Транспорт [sort_order] => 0 [href] => /society/obschestvennyj-transport ) [56] => Array ( [category_id] => 56 [title] => Социальное [sort_order] => 0 [href] => /society/socialnoe ) ) [category_id] => 40 [parent_id] => 0 [title] => Общество [sort_order] => 22 [href] => /society )
Социальное 19 мая 2018

Исповедь волонтера: почему Подмосковье не в силах избавиться от бездомных животных

Есть такие люди – странные, многим непонятные. В последнее время стало модно называть их волонтерами. Но они помогают не какой-то организации. Помогают они конкретным живым существам. Тем, за кого, по идее, в ответе все общество. Только общество закрывает глаза и проходит мимо…

А мы не можем пройти. Не можем остаться слепыми и глухими к чужой боли. К боли тех, кого приручили наши далекие предки, передав ответственность за них нам. Тех, кого выбросили наши современники, живущие рядом. Как ненужную вещь, как поношенное шмотье, как мусор из дома. Но этот «мусор» – живой, чувствующий боль не менее остро, чем каждый из нас, «мусор», который хочет жить точно так же, как мы с вами. Доверчивый, преданный, благодарный. Доверчивый к нам, зачастую бессердечным, бездушным. Верящий в нас.

Это проблема не только Подмосковья – всей России (как и многих других развивающихся стран). Мы, волонтеры «замкадья», занимаемся этим именно здесь. Увы, нас меньше, чем их – нуждающихся в нашей помощи и защите, и во много раз меньше, чем тех равнодушных, кто не может понять, зачем мы это делаем. Порой нас спрашивают: «Это ваша работа?» Нет, это не работа, не профессия и не хобби. Это мировоззрение и образ жизни.

Волонтерская кухня: из бомжей в семьи «рук»

Как обычно, Московский регион в битве с большой социальной бедой – впереди России всей. В городах, деревнях и поселках Подмосковья волонтерское движение набирает обороты. Но мы не в состоянии охватить всех нуждающихся в помощи.

Мы – не приюты, мы не имеем государственных дотаций, не зарегистрированы как благотворительные организации. Мы – неравнодушные граждане-одиночки, старающиеся решать проблему всеми доступными средствами.

Среди зооволонтеров есть «опекуны» и «кураторы». Опекуны – те самые старушки, которых вы видите с мисками возле подвалов – пристанищ кошачьих бомжей, возле импровизированных будок для брошенных собак (кстати, кто из вас хоть раз догадался спросить такую старушку, не надо ли купить для нее лекарств, вместо которых она кормит своих подопечных?). Опекун старой закалки только кормит. И хоронит с печальной регулярностью. «Продвинутый» опекун старается стерилизовать всех подопечных женского пола, понимая, что легче предотвратить, чем потом расхлебывать, и что это единственный гуманный путь.

Куратор же – тот, кто взял животное с улицы, чтобы пристроить в добрые руки, ибо пристройство уличного – почти фантастика, в семьи редко готовы принять грязное несчастное животное, «добрым ручкам» подавай ухоженных, красивых питомцев с ветпаспортом, анализами и «знанием лотка на «отлично». Но при этом мы обычные люди, зачастую с реальной средней зарплатой в тридцатку, живущие в таких же крохотных квартирах, как все. И сделать из уличного бродяги красавчика хоть на выставку не всегда возможно на собственной жилплощади – бродяг много, а нас (см. выше) куда меньше…

Отсюда появилась потребность в «передержках». Этим занимаются частные лица, предоставляющие кураторам платную услугу по содержанию подобранного животного, пока оно ждет своих новых хозяев (а это может быть и месяц, и год). Цены на передержку в Подмосковье в зависимости от своего рода «звездности» составляют от 120 (самый бюджетный вариант) до 500 руб. в сутки и выше за содержание собаки и от 100 до 150 – кошки. Тут всё как в стандартной сфере услуг: постоянные и «оптовые» клиенты, поставляющие передержке большое число животных на протяжении многих лет, могут заслужить индивидуальный тариф.

Еще одно весьма важное в нашем процессе звено – так называемый пиарщик. Тот, кто размещает объявления типа «отдам кота в хорошие руки» на десятках сайтов и в группах соцсетей ежедневно. Найти бесплатного пиарщика – большая удача. Стоимость пиара – от 500 руб. в неделю за размещение одного животного. «Оптовикам», как правило, скидки.

Еще два востребованных в процессе «от помойки до дома» помощника – фотограф и водитель с личным авто. Ведь сделать «пиарное» фото в домашней обстановке на мобилу удастся вряд ли. Даже приютские животные в объявлениях красуются на студийном фоне (открою секрет: хвостатой мелочи хватает куска ткани, скатерти, покрывала подходящей расцветки – так «студию» для малыша реально уместить на табуретке или столе) и сняты дорогими камерами при профосвещении. Хороший фотограф поймает кошку в прыжке, повяжет ей бантик, под Новый год создаст композицию с елочными игрушками. Это целое искусство. А транспорт нужен для перевозки на передержку, на стерилизацию, на встречу с потенциальными владельцами и т.д.

Несложно догадаться, что на среднюю даже московскую зарплату всего этого удовольствия много себе не позволишь. И тут приходят на помощь «финкураторы». Они не ищут передержку, не организуют пиар, не общаются с «руками»  – будущими хозяевами. У них нет на это времени. Они зарабатывают деньги, которые жертвуют на обездоленных, помогая тем самым не только животным, но и людям, взвалившим на себя всю ответственность.

Теперь вас не должна удивить странная фраза «у меня на финкураторстве двенадцать собак». Увы, финкуратор, который не бросит на полпути к дому животное вместе с его куратором, – самое дефицитное звено процесса. Не считая конечного звена – добрых рук.

У президента Франции собака из приюта, а наши сограждане чаще выбирают условно породистого питомца от сомнительных заводчиков и за немалую сумму получают порой уже обреченный на гибель живой товар, используемый для наживы. Такие «бизнесмены», как правило, исчезают, чтобы не отвечать за трагические последствия, их не волнует дальнейшая судьба щенка или котенка. Куратор же пожизненно остается на связи с новыми владельцами, всегда доступен для консультаций и готов помочь подопечным, в которых вложил душу.

Наши ветряные мельницы

А теперь – главное.

Взяв на себя функции государства, отдавая на это свое время, силы, деньги, жизнь, мы боремся не с причиной, а только со следствием. На счету каждого куратора – десятки, а то и сотни уже пристроенных животных. Но не всех мы можем забрать с улицы.

Я знаю девушку Елену из подмосковной Балашихи, которая на протяжении десятка лет каждые свои выходные отлавливала кошек и собак и возила на собственной старенькой «четверке» на бесплатную (или со скидкой для бездомных) стерилизацию в московские клиники. Она одна уменьшила число бездомышей в Балашихинском районе не только на те сотни или тысячи, что стерилизовала, а еще и на тысячи тех, кого эти несчастные нарожали бы, пока оставались живы. Лена – маленькая, худенькая, хрупкая. Но с такой силищей духа, какая редкость в нашем мире.

В те годы, когда она это делала, не было программы стерилизации и возврата в Подмосковье. Был отстрел. Или «безвозвратный отлов». Собак, которых мы за свой счет «стерилили», прививали от бешенства и выпускали в ошейниках с телефоном опекуна, через неделю, месяц или год убивали. У меня тогда были подопечные на территории одного долгостроя. Когда они исчезли, я пыталась найти концы. Организация, нанятая балашихинскими коммунальщиками для «регулирования численности» бездомных, по документам находилась в Люберцах. По этому адресу обнаружилась только вывеска на закрытой двери в помещении ветклиники. На мой вопрос, есть ли у них приют или пункт передержки и где сами сотрудники, услышала ответ: «Да что вы, какой приют! Только эта табличка и есть. Но мы их ни разу не видели. Будь они физически здесь – у нас бы толпы с транспарантами стояли. Ведь и хозяйские попадают под отстрел…»

С тех пор все немного изменилось. За «регулирование численности» теперь взялась другая категория «неравнодушных» граждан – так называемые догхантеры, но эта опухоль общества – тема для отдельной статьи. Подмосковные госорганизации ныне истреблением не занимаются, собак вроде как «стерилят» и вроде как возвращают где взяли (по факту – разбрасывают животин с бирками в ушках куда попало).

Но, несмотря на новое столь гуманное веяние со стороны местных властей, на продвинутых опекунов и растущее число волонтеров-кураторов, проблема не решается. Мы забираем – но появляются новые. Мы стерилим – новые плодятся.

И ситуацию не изменить, пока не станет сознательным общество. Пока каждый, будь то сочувствующий или равнодушный, не поймет: домашние животные на улицах – дело рук наших. Мы приручили их, и только от нас зависит, сколько их стало беспризорными и будут ли таковые вообще. Пока каждый житель Подмосковья, каждый гражданин России не увидит, что в Московской области и во всей стране – перепроизводство животных-компаньонов, что этот избыток логично выплескивается за дверь, выбрасывается в коробках и пакетах на помойки, «теряется» и «забывается» на улице или выпускается на свободный выгул, а потом – ах! – почему-то не возвращается… что практика завести живую игрушку на дачный сезон и оставить на гибель с наступлением осени преступна и порочна, а хотите понянчить пушистых комочков – добро пожаловать в помощники, без дела не останетесь… что животных уже многократно больше, чем тех, кто готов их содержать… что этот процесс необходимо остановить – пока каждый не осознает это, не прекратится катастрофическое пополнение армии бездомных, не стихнет волна ужасающего насилия и жестокости в отношении несчастных «лишних», не решится глобальная социальная проблема. И вместо того чтобы растить своих детей милосердными, гуманными, способными к состраданию – мы будем вынуждены пугать их новостями о нападениях одичавших собак, а кто-то сможет втянуть их в охоту на несчастных беззащитных жертв нашей дремучей отсталости и непросвещенности.

Решение – только одно, и оно очень простое. Оно не в том, чтобы устроить «всероссийскую перепись животных», как предлагают законодатели, и обложить владельцев еще одним налогом на воздух. Оно – в по-настоящему гуманном регулировании численности. Это так просто и вполне подъемно для любого обладателя домашнего питомца: стерилизовать свою беспородную либо не имеющую особой племенной ценности собаку или кошку, не допустить дальнейшего размножения.

Кто-то скажет: «Но мне не хватает денег!» Не вопрос. В Москве всегда есть акции на эту простую процедуру для малоимущих и тех, кто взял животное с улицы. Можно найти и возможность сделать это бесплатно. Но даже если вы заплатите по среднему тарифу подмосковной клиники – 3000 руб. за кошку или 4000­–8000 (в зависимости от веса) за собаку, – вы сэкономите на дополнительном питании потомства, на лечении болезней собственного животного, которые влечет размножение (их список огромен), а главное – вы предотвратите бессмысленную гибель новых поколений этого невостребованного «товара» и то огромное количество боли, которую им, будучи рожденными, придется испытать; внесете свою лепту в сокращение лавины пушистых беспризорников и проявите настоящую гражданскую сознательность и человеческую ответственность.

А заодно сохраните здоровье, деньги и силы нам, волонтерам. Нас мало. И наши титанические усилия тонут в бесконечной дремучести общества.

Алёна Бирюкова, автор петиций:

change.org/p/первый-канал-россия-1-нтв-запустите-просветительную-социальную-телерекламу-стерилизации-домашних-животных

change.org/p/avito-ru-oтмените-введение-платы-за-подачу-объявлений-о-пристройстве-животных 

Подопечные в соцсетях:

facebook.com/groups/alenabiryukova

vk.com/club33606086

комментарии

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!