Array ( [childs] => Array ( [54] => Array ( [category_id] => 54 [title] => ЖКХ [sort_order] => 0 [href] => /society/zhkkh ) [55] => Array ( [category_id] => 55 [title] => Транспорт [sort_order] => 0 [href] => /society/obschestvennyj-transport ) [56] => Array ( [category_id] => 56 [title] => Социальное [sort_order] => 0 [href] => /society/socialnoe ) ) [category_id] => 40 [parent_id] => 0 [title] => Общество [sort_order] => 22 [href] => /society )
Социальное 1 мая 2018

Этот день мы приближали, как могли: судьбы музеев Подмосковья

День Победы – один из самых важных и святых праздников нашей страны, доставшийся непомерно дорогой ценой. Он навсегда останется истинно всенародным и почитаемым в душе каждого россиянина. Вполне закономерно, что музеи Подмосковья, как хранители материальной и духовной памяти прошлого, с особым вниманием относятся к этапу родной истории, посвящённому Великой Отечественной войне. 9 мая – необыкновенная по разнообразию и накалу чувств дата, воспринимаемая музейными работниками как торжественная поверка их профессионализма, сопричастности и верности истории Отечества.
музей Чайковского в Клину
Музей Чайковского в Клину в дни войны

В борьбе против фашизма работники музеев и усадеб Московской области принимали самое непосредственное участие. Среди 5,3 млн призванных на фронт за первые 8 дней войны оказался не один доброволец из служащих подмосковного музея, умеющих ценить историческое наследие своего народа. Музейщики, оставшиеся замещать коллег-фронтовиков, прилагали огромные усилия для сохранения своих архивов и фондов, вели постоянную пропагандистскую работу среди красноармейцев и населения. Помимо эвакуации музейных сокровищ в тыл и надёжные хранилища, они успевали вносить активный вклад в строительно-оборонительные мероприятия.

«В исторических усадьбах региона устраивались медицинские учреждения для раненых», – рассказала министр культуры Московской области О. Косарева. Она отметила, что память о погибших сотрудниках, бережно хранится в каждом музее Подмосковья, среди которых целых 4 десятка имеют военно-историческую тематику. Особенно любимы посетителями столичный Военно-технический музей, Музей военной техники Вадима Задорожного в Архангельском и Военно-исторический парк Вооруженных Сил РФ «Патриот» в Одинцово, а так же Мемориал «Рубеж обороны 28 воинов-панфиловцев» под Волоколамском, Музей Зои Космодемьянской в Рузском районе.

Юные экскурсанты
Юные экскурсанты

В истории подмосковных музеев немало военных страниц, полных трагичности, подвижничества и героизма. Летом 1941 года Московский краеведческий музей (ныне – музей «Новый Иерусалим» ) не успел вывезти все свои экспонаты. Его работники подготовили к эвакуации в Алма-Ату лишь наиболее ценную часть экспозиций из монастырской ризницы и редких коллекций, надёжно спрятав остальное в тайниках. После войны музейщикам пришлось долго восстанавливать разрушенный Ново-Иерусалимский монастырь и разоренный комплекс музея. Сохранённые в Казахстане ценности смогли вернуться в родные стены только через 10 лет.

Разрушенный гитлеровцами Ново-Иерусалимский монастырь
Разрушенный гитлеровцами Ново-Иерусалимский монастырь

Медсанбат 17-й стрелковой дивизии 43-й армии Западного фронта зимой 1941-1942 г.г. был размещён в зданиях Музея-усадьбы «Лопасня-Зачатьевское» города Чехов. Раненые в постройки усадьбы и Анно-Зачатьевскую церковь, стоящую рядом, привозились прямо с поля боя, на санях. Во время ожесточённых схваток с врагом на Стремиловской линии обороны, самых тяжёлых больных, в целях безопасности, переправляли в полевые госпитали под станцией Столбовой, Домодедово, Климовском, Бронницами и Барыбиным.

Федоскинская трудовая артель живописцев находилась осенью 1941 года в непосредственной близости от линии фронта. В 6 км от села, на станции Луговая, солдаты противника, по воспоминаниям очевидцев, веселясь, уже продавали билеты до Москвы. Артель в это время не работала. С начала войны из неё ушли на фронт 70 мастеров-профессионалов и ещё 32 человека, включая 18-летних юношей, воевали в народном ополчении. Домой вернулись не все. В само Федоскино оккупанты так и не добрались через лесные завалы и противотанковых ежи, чередующихся с укреплёнными дотами. Сейчас в здании артели находится Музей народных художественных промыслов.

Серпуховский историко-художественный музей встретил войну выставкой «Героическое прошлое нашей Родины», отражающей освободительные войны за всё время государственной истории. Опасное приближение фашистов к городу осенью 1941 года вынудило музейщиков свернуть коллекцию. Эвакуировать экспонаты под артиллерийскими обстрелами и бомбардировками возможности не было. Их решились сохранить у сотрудников музея, соседей, родных и близких. Когда угроза захвата города миновала, все музейные ценности были возвращены.

Из старых работников не осталось мужчин и сверку музейных архивов в течение целого года проводили новые кадры, в основном – женщины. С осени 1942 года музей начал регулярно принимать экскурсантов, и до 1944-го его посетителями стало 43 тыс. человек. Уже в то тяжёлое военное время сотрудники музея приступили к сбору новых материалов на местах сражений и действий партизанских отрядов под селом Высокиничи и Тарусой. Их находки немедленно становились предметами свежих экспозиций, рассказывающих о доблести защитников Родины.

Первые посетители восстановленного музея Чайковского
Первые посетители восстановленного музея Чайковского

Музей А. П. Чехова в Мелихове, филиал Серпуховского музея, гордится своим первым директором, Петром Николаевичем Соловьёвым. Этот 20-летний юноша недолго возглавлял новый, только что открывшийся музей, на обустройство которого потратил год восстановительно-организационных работ. В первые дни войны он ушёл на фронт и погиб осенью 1941 года, защищая Москву.

Старейшая в Подмосковье усадьба «Успенское» , известная как владение С. Т. Морозова, брата известного купца-мецената, вскоре после революции стала средой обитания Московского конного завода №1, практиковавшего селекцию лошадей. С началом войны основная часть отборных животных была перевезена в тыл, но работы по улучшению их генофонда не остановились. Несмотря на тяжёлые условия, бедность средств и лишения, опасную близость фронта, завод продолжал заниматься выведением племенных и спортивных лошадей, являвшихся гордостью российского коневодства.

Усадьба «Майендорф» в Барвихе во время Великой Отечественной войны стала пристанищем для раненых офицеров и бойцов Красной армии. Госпиталь для них размещался даже в знаменитом замке – шато, а в усадебном парке было заложено кладбище для умерших в больничных стенах воинов. Теперь оно мемориальное и насчитывает 157 могил. Над усопшими установлена копия «Скорбящей матери» Е. В. Вучетича для монумента «Сталинградская битва».

Музей-усадьба «Мураново» бесперебойно работал весь период войны. Старожилы вспоминали, как внук великого поэта, Николай Иванович Тютчев, принимал в музее солдат-сибиряков. Он проводил экскурсии с точки зрения их особой важности: защитник Отечества должен видеть, какие культурные ценности Родины он защищает от врага для грядущих поколений. Ни один экспонат усадьбы не был эвакуирован, хотя риск их потери существовал: по свидетельству очевидцев, на Барском лугу имения была установлена зенитная техника для защиты от воздушных налётов.

Усадьба «Большие Вязёмы» под Звенигородом, пережившая за историю своего существования Смутные времена и войну 1812 года с французами, во время наступления фашистов на Москву оказалась на линии фронта. От попадания бомб и снарядов сильно пострадали служебные постройки имения и колокольня Преображенского храма, были взорваны речная плотина и мост. Осенью 1941 года в главном доме усадьбы работал военный госпиталь, в котором пролечилось около 8 тыс. красноармейцев. Зимой 1942 года на территории Больших Вязём перед докладом Сталину провёл ночь легендарный маршал Г.К. Жуков.

Первым музеем, освобождённым от фашистов стал «Дом-музей П. И. Чайковского» в Клину. Город был оккупирован захватчиками в ноябре 1941 года, но самые ценные музейные экспонаты, к счастью, ещё в августе успели переправить товарняком в родной город композитора – Воткинск. Это были рояль и личные вещи музыканта, оригиналы его рукописей, оберегаемые племянником Чайковского, Юрием Давыдовым, часть мемориальных интерьеров. Эти спасённые экспонаты стали основой временных выставок в Воткинске. Оставшиеся предметы научно-вспомогательных фондов и мебели вывезти в тыл не было никакой возможности. Старинный особняк стал местом постоя гитлеровских солдат, нижний этаж превратился в гараж для мотоциклов, здесь же устроили сапожную мастерскую. Вдобавок к этому варварству, в его помещениях часто жгли открытые костры.

Музей Чайковского в годы войны
Музей Чайковского в годы войны

В декабре, после освобождения оккупированного Клина, музей выглядел удручающе. Порядок в нём был наведён только к марту 1942 года. Но с этого времени музей уже не закрывался: выставки, экскурсии, концерты и конференции стали основой его военной службы. Главными посетителями экспозиций и проводимых мероприятий были солдаты и офицеры Красной армии и дети. Для них работали музыкальный кружок и выступали артисты. На 50-летие смерти композитора состоялась памятная встреча его почитателей, для которых играл знаменитый пианист-дирижёр Н. Голованов и пела оперная дива А. Нежданова. В 1944 году главные экспонаты выставок вернулись назад и с мая 1945 года возрожденный музей начал новый этап своей деятельности.

Музей-заповедник «Зарайский кремль» пережил свои самые напряжённые военные времена в ноябре 1941 года, когда фашистские войска предприняли попытку второго генерального наступления. Весь Зарайский район стал тогда боевым участком Западного фронта. Городу угрожали танковые части группы немецких армий «Центр», начались бомбардировки. Уже через месяц враг был отброшен назад. Всё время сражений в Подмосковье, начиная с 1941 года, Зарайск превратился в город военных госпиталей и медсанбатов, в основном – передвижных. Первые 3 года войны их число доходило до 14. Основные экспозиции музея перед самой войной были перебазированы в Троицкую церковь. В здании Присутственных мест, входящем сейчас в состав кремля, дислоцировался один из госпиталей. Его регулярно посещали местные жители-доноры и школьники, скрашивающие раненым часы досуга.

Для работников Сергиево-Посадского музея-заповедника заботы о сохранности одной из главных святынь российского Православия начались сразу после начала войны. Приказы директора музея И. Птицына по распределению должностных обязанностей пожарных, санитарных, химических, наблюдательных и многих других служб пришлось выполнять женщинам: их коллеги-мужчины почти все ушли воевать с врагом. Наиболее значимые экспонаты коллекций во главе с ракой мощей Сергия Радонежского в спешном порядке запакованные в 42 ящика переправили в Государственный исторический музей, ведавший сохранением и эвакуацией музейных фондов области. Уже в августе были осуществлены сложные работы, искусно маскирующие Лавру с её высокими храмами и стенами, сверкающими золочёными куполами и сделавшие её «невидимой» для немецкой авиации.

В годы войны Загорский музей продолжал принимать экскурсантов, в большинстве своём – бойцов Красной армии, школьников, раненых и выздоравливающих. В его стенах побывало более 50 тыс. человек. В 1943 г. здесь демонстрировалась выставка «Вторая Отечественная война и разгром немцев под Москвой». Научные изыскания и исследования музейщиков проводились так же систематично и плодотворно, как в мирное время.

Великолепным иллюстратором атрибутов Великой Отечественной войны является Военно-технический музей в Черноголовке Ногинского района, который предоставляет всему Подмосковью свои уникальные экспонаты для проведения парадов в честь Великой Победы. Свыше 50 образцов раритетной военной техники каждую весну радует своим видом жителей Москвы и городов региона, отдающих дань благодарности победителям на праздничных демонстрациях. Все боевые машины, бережно хранимые в районе, не затронутом войной, побывали на фронте. Они – реальная память о воевавших на них людях, перенесённых испытаниях и сражениях.

Военная техника в наши дни
Военная техника в наши дни

Среди этих экспонатов – всем известная полуторка 40-годов и незабвенная в народе ГАЗ М1, а также – прославленная «Катюша», приводившая противника в ужас своим грохотом, создаваемым системой реактивной артиллерии, установленной на ленд-лизовский «Студебеккер». Коллекцию дополняют другие, не менее интересные технические экспонаты производства России и государств-союзников. Живая история предстаёт перед демонстрантами в лице этих реликвий, надолго переживших самую страшную в жизни человечества войну и сбережённых для будущих поколений россиян в память о бессмертном подвиге их прадедов.

Наталья Аристова

 

комментарии

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!