Интересные места 3 ноября 2018

Знакомьтесь: Минин и Пожарский

Накануне Дня народного единства уместно будет повнимательнее приглядеться к памятнику, знакомому с детства (тем более что в этом году исполнился 101 год со дня прибытия его в Москву). Тем более что это памятник, удивительный во многих отношениях.

Для начала

Памятник Минину и Пожарскому – это первый памятник, поставленный не царю. Родившимся в СССР это может показаться забавным, но XIX в. это было неслыханно: посреди Красной Площади - бронзовые купец и князь, к тому же не принадлежащий к правящей династии.

И с точки зрения реализации это была настоящая инновация. Отливали ее одним махом и куском из 1000 пудов (16,38 тонн) штыковой меди, 10 пудов (соответственно, 163,8 кг) олова и еще 60 пудов (982,8 кг) цинка (он же шпиуатер, нем. Spiauter). Весь этот монолит стыл в форме пять дней. Гранит для постамента использовался финский, для чего из Суоми в Санкт-Петербург прибыли три монструозные глыбы.

Двойной триумф, двойная жертва

Памятник собирались установить в 1812-м, на 200-летнюю годовщину освобождения Руси от иноземных захватчиков. Понятно, что в 1812-м установить памятник не удалось, это было сделано в марте 1818-го. Возможно, об этом прямо не написано в лаконичных учебниках истории, но и это была поистине Народная война. Так что памятник Минину и Пожарскому - символ двух побед в двух великих войнах.

Скульптору Ивану Мартосу позировали его сыновья, и на одном горельефе можно видеть его самого, символически отдающего двух своих детей в жертву Отечеству. Это не поэтический вымысел: старший сын Мартоса, Никита, в 1813-м был убит наполеоновскими солдатами при оккупации Апеннин, средний, Алексей, в Русско-турецкую войну отличился при осаде Силистрии, в Отечественную войну, помимо прочего, участвовал в сражении на Березине, да и в мирное время за свою недолгую жизнь (умер в 51 год) он много сделал для России.

На памятник скидывались всем миром

Этот монумент создан на пожертвования по инициативе деятелей Вольного общества любителей словесности, которые в 1808-м году (запомним эту дату) разослали по всей империи изображения проекта, чтобы все россияне знали его «в лицо». В течение трех лет была собрана впечатляющая сумма - 136 тыс. руб., - которых оказалось достаточно и на московский памятник, и на обелиск в Нижнем Новгороде. Правда, изначально именно нижегородцы обратились к царю с разрешением на сбор средств, и они полагали, что памятник будет стоять в их городе. Но потом получилось по-иному.

Путешествие из Петербурга в Москву... через Нижний

Да, все верно: будучи отлитым в Северной Пальмире, памятник, имевший колоссальный вес, отправился на Красную Площадь водным путем: Рыбинск - по Волге до Нижнего, по Оке до Коломны, и по Москве-реке.

Кстати, памятник изначально должен был быть установлен в Нижнем, и, если бы не Александр Первый, то стоять бы ему на брегах Оки и Волги. Но император решил, что памятнику место в Москве, а в Нижнем суда задержались из почтения к несомненной роли нижегородцев в деле освобождения Москвы.

Газеты того времени сохранили трогательные свидетельства того, как нижегородцы всех сословий встречали изваяние, как с утра до ночи на пристань ходили целые толпы желающих лицезреть это чудо. Но не стоит расстраиваться окончательно. Нижний не остался ни с чем: первоначально был установлен мраморный обелиск, а с 2005-го под стенами Нижегородского кремля, около Предтеческого храма, как раз на том месте, где Кузьма Минин бросил свой клич, стоит точная копия московского памятника (разве что на пять сантиметров ниже) работы московского монументалиста Зураба Церетели.

Куда указывает Минин

Изначально они стояли напротив Верхних торговых рядов (теперь – ГУМ), что более чем логично: рука Минина как раз указует на Кремль, святое место, из которого надо было изгнать иноземных захватчиков. Долгое время памятник так и стоял, и никто его не трогал, и никому он не препятствовал. Когда рядом проходили трамваи, и находилась трамвайная остановка, то это рельсы перенесли к стене Кремля. С этой точки зрения сомнительноым выглядит резон «переезда» памятника в 1931-м: мол, препятствует парадам и организованным шествиям трудящихся (демонстрациям). Год назад, в 1930-м – не мешал («помешали» и были уничтожены Казанский собор, Иверская часовня,  Воскресенские ворота), а тут вдруг принялся строить помехи.

На этот счет ходят московские сказания о вариантах надписей, материализовавшихся на постаменте в 1931 году. Один вариант: «Смотри-ка, князь, какая мразь в Кремле сегодня завелась» - был воспринят как диверсия противников Зиновьева, которого, как на грех, звали Григорием. Второй вариант оканчивался не лучше: «у стен Кремлевских разлеглась». Как говорится, без комментариев. Очевидно лишь то, что памятник «переехал» к Василию Блаженному и теперь длань Минина политкорректно указывает на Исторический музей, что крайне важно для спокойствия и народного единства.

Марина Дашевская

 

3 ноября 2018 / Вокруг Москвы
комментарии

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!